Первые впечатления о монографии В.П. Яйленко (раздел об Ольвии)

Первые впечатления о  монографии  д.и.н. В.П. Яйленко «История и эпиграфика Ольвии, Херсонеса и Боспора VII  в. до н.э.- VII  в. н.э.».

Предлагаемым ниже материалом я начинаю публикацию тезисов, посвященных критическому анализу исторических реконструкций и датировок, приведенных в монографии  В.П. Яйленко  «История и эпиграфика Ольвии, Херсонеса и Боспора VII  в. до н.э.– VII  в. н.э.». Методом исследования является системный анализ и моделирование, как и в  предыдущих моих  статьях и монографиях. Более того, восстановление ольвийского летоисчисления IV–I вв. до н.э. (синхронизация эпонимного  каталога IPE I2201) целиком построено на системном анализе и математическом  моделировании; традицонные методы эпиграфики оказались бессильны в решении этой проблемы).

Итак, датировки большинства надписей в первой части монографии  д.и.н. В.П. Яйленко построены на представлении о Каталоге  IPE I2 201 как о документе,  зафиксированном в последней четверти III в. до н.э.  и содержащем три поколения граждан Ольвии.  Поскольку в реальности Каталог является эпонимным, для «стыковки»  датировок и поддержания внешней  просопографической  безупречности  исследователь вынужден  вводить в научный оборот гипотетических соименных личностей — внуков и дедов. Рассмотрим,  например, надпись ольвийских стеностроителей (SEG 32:795):  Феокл Аристонов и Никострат Никоклов  и  эпонимы  из Каталога IPE I2 201 с такими же именами –  одни и те же личности согласно синхронизации Каталога.  Однако, В.П. Яйленко  считает стеностроителей  Феокла Аристонова и Никострата Никоклова  дедами   соименных граждан из Каталога  (см.  стр. 410). Кстати, при этом незаслуженно забыт еще один «соименный» родственник из Каталога — Зоил Педеев.

Стр. 486, 497, 501 (сноска 242): Евресибий Леократов  и Полимедон  Леократов, из посвящения НО 71, также, имеют присутствующих в Каталоге  «соименных»  внуков.

Стр. 491:  Каллиник Филоксенов из Каталога является соименным в ином поколении  Каллинику Филоксенову из граффито Бореиков (А как же быть с иными «соименными» родственниками из рода Аристокритидов-Сократидов, присутствующих в Каталоге и граффито).

Стр. 488: о присутствии в Каталоге имени внука Протогена Евника Евдорова В.П. Яйленко умалчивает. Действительно, откуда возьмется в Каталоге, зафиксированном в последней четверти III в. до н.э. (по В.П. Яйленко), дедикант посвящения Аполлону Дельфинию конца II до н.э. (по В.П. Яйленко). Значит, еще один «соименный дед»?  Аналогичного уровня рассуждения о соименных личностях приводит  исследователь и при интерпретации имен  Евника  и Евстена Протогеновых из заклятия середины IV в. до н.э.  И  это еще далеко не все «соименные» личности!

Безусловно,  введение д.и.н.  В.П. Яйленко в научный оборот  клонов – соименных гипотетических личностей  – является вынужденным шагом для исследователяопирающегося на ошибочную интерпретацию Каталога.  Напомню, что просопография оперирует только с реальными историческими личностями. Иногда очень сложно доказать существование соименной личности (об этом подробнее в других тезисах). Более того, согласно просопографической модели полисной общины, влиятельная историческая личность, как правило, упоминается в нескольких разнородных синхронных эпиграфических документах, в том числе, эпонимном Каталоге. Для иллюстрации этого положения рассмотрим стемму Протогенов:

– родоначальник, эпоним 340 г. до н.э. Евдор Протогенов, упомянут, также, в магическом заклятии середины IV в. до н.э. и монетной легенде  ΕΥΠΡ  340 гг. до н.э.;

–  сын родоначальника, эпоним 324 г. до н.э. Протоген Евдоров, монетный магистрат ПЕ (330–320 гг. до н.э.);

– внук родоначальника, эпоним 294 г. до н.э., Геросон Протогенов, упомянут в декрете около 230 г. до н.э. в честь Протогена, как отец эвергета Протогена.  Монетный магистрат НР (300–290 гг. до н.э.);

–  эпонимат Протогена Геросонова попадает в хронологическую лакуну Каталога. Расчетно он «тяготеет» к 258 г. до н.э. Имя эвергета Протогена  (около 270– 240 гг. до н.э.) присутствует в декрете IPE I2 32 (зафиксирован около 230 г. до н.э.), двух различных агораномных клеймах на мерных сосудах (250–240 гг. до н.э.), монетных легендах ΠΡΩΤΗΡ, ΠΡΩ (250–230 гг. до н.э.) В монографии В.П. Яйленко декрет в честь Протогена датируется 180–170 гг. до н.э. а события декрета отнесены к концу III –первой четверти II в. до н.э.

– в хронологичской лакуне Каталога, вероятно, содержится и эпонимат сына Протогена (около 230 гг. до н.э.). Не исключено, что ему принадлежит монограмма ΕΥ на монетах  и весовой гире;

– внук Протогена, Евник Евдоров, эпоним 193 г. до н.э. и дедикант посвящения Аполлону Дельфинию.

Кроме прочего, очевидно, что хронологическая разница между эпониматами составляет около 30 лет. Более того, лишь два столбца Каталога (из трех) содержат представителей  шести поколений. Аналогичная информация может быть приведена и в отношении иных родов.

Приведу еще один пример.  В последнее время мною выявлены   нумизматические параллели, соответствующие эпонимам первого столбца  Каталога IPE I2 201  за 345, 344, 343, 342, 341, 340, 339 гг. до н.э., соответственно: ΦΙΛΙ –  Φιλί(σκοςροδώρου),  ΑΡΙΣΤ –ριστ(οκράτηςρίστωνος),  ΘΕΟΘεο(κλῆςρίστωνος),  ΑΛΦ (ΦΛΑ) –λφ(ῖνος Ποσειδωνίου), ΚΑΛΛΙΚάλλι(ππος  Καλλινίκου), ΕΥΠΡΕὔ(δωρος] Πρ[ωτογένους), ΛΕΟΝΤ – Λεοντ(ομένηςκεσου). С учетом непрерывности хронологического ряда,  не исключается интерпретация этих легенд как обозначение эпонимов, а не монетных магистратов. Замечу, что для В.П. Яйленко, в рамках его концепции Каталога, остается единственная интерпретация: семь (!) последовательно расположенных в Каталоге соименных  праправнуков (4 поколения). No comment.

Датировка Каталога последней четвертью III в. до н.э.  и его интерпретация как списка современников привела к искажению датировок большинства эллинистических надписей на 50–60 лет как вверх, так и вниз. Более того, реально разрушены основы как просопографии элитных родов Ольвии, так и ольвийской палеографии. Это  существенно повлияло на общую историческую картину.  Например,  конец III – первые десятилетия II вв. до н.э. у исследователя оказываются временем максимального кризиса. Хотя известно, что с предпоследнего десятилетия III в. до н.э. началась эмиссия серебра, экономика Ольвии переориентировалась на внешнюю торговлю и т.д. Таким  образом, представленная  В.П. Яйленко интерпретация Каталога является исследовательским тупиком.

(Предлагаемые материалы являются выдержками из статьи, над которой я сейчас работаю).

©NikolayNikolaev